15 ноября 2016

Как обесценивался тенге

За прошедшие 23 года казахстанская национальная валюта обесценилась почти в 75 раз.
15 ноября в Казахстане отмечается День национальной валюты, именно в этот день в 1993 году в республике ввели тенге. Первая партия банкнот казахстанской валюты была отпечатана в Великобритании, а первые монеты чеканились в Германии. Через два года в стране открылась Банкнотная фабрика, где позже начали производить новые купюры. Валюта Казахстана за годы независимости пережила очень многое: и изменение дизайна, и несколько волн девальвации, и инфляцию. К слову, на момент, когда ее впервые ввели в обращение, стоимость одного доллара составляла четыре тенге 70 тиынов. В последующие четыре года нацвалюта медленно, но верно обесценивалась, достигнув в 1998 году отметки в 84 тенге за доллар.
Впервые о девальвации казахстанцы услышали 4 апреля 1999 года. Тогдашний премьер-министр Казахстана Нурлан Балгимбаев и глава Национального Банка Кадыржан Дамитов по телевидению объявили о переходе к свободному колебанию обменного курса тенге. Кстати, ряд экспертов предсказывал девальвацию с осени 1998 года, но в целом на валютном рынке не наблюдалось особого ажиотажа: у населения и бизнеса просто напросто не было достаточных финансовых ресурсов для активной скупки инвалюты. Как тогда сообщал Балгимбаев, переход к свободному колебанию обменного курса стал вынужденной мерой, обусловленной исключительно внешними факторами и экономической политикой соседних по региону стран. В итоге к концу следующего дня цена одного доллара находилась на уровне 150-160 тенге, хотя еще днем ранее американскую валюту можно было купить за 88 тенге. К августу 1999 года обменный курс выровнялся и удерживался на уровне 130-135 тенге за доллар (главой Нацбанка был Григорий Марченко). Затем ослабление тенге шло медленными темпами, в 2002 году курс доллара остановился на отметке в 156 тенге.


Пункт обмена валют 5 апреля 1999 года
Фото: REUTERS
Были и радостные моменты для нацвалюты: с 2003 года в Казахстане наблюдалось укрепление тенге. Так, например, в 2007 году курс доллара снизился до 120,30 тенге. В этом же году из-за мирового финансового кризиса Национальному Банку РК пришлось проводить на рынке активные валютные интервенции, чтобы не допустить обесценивания тенге. Рост цен на углеводородное сырье в 2008 году способствовал стабилизации курса казахстанской валюты. Однако это продлилось недолго: в конце того же года над тенге нависла угроза из-за падения цен на сырье, Нацбанк снова удержал курс на отметке 120 тенге за доллар.

Вторая девальвация произошла 4 февраля 2009 года: за несколько часов стоимость доллара в обменных пунктах выросла со 128 до 170 тенге, позже обменный курс тенге к доллару установился на отметке в 150 тенге. К слову, слухи о грядущем событии обсуждались еще с января того же года, но прежний руководитель Национального Банка Анвар Сайденов возможность девальвации решительно исключал. Второй приход в Национальный Банк Григория Марченко ознаменовал падение стоимости тенге на 25 процентов.

Причинами девальвации тогда в Нацбанке назвали снижение стоимости нефти и обесценивание национальных валют в странах - торговых партнерах Казахстана. По информации регулятора, с начала 2008 года по январь 2009 в России девальвация составила 44 процента, в Беларуси - 28 процентов, в Украине - 53 процентов, в Еврозоне - 13 процентов. В качестве еще одной причины девальвации тенге Нацбанк назвал также необходимость сохранения золотовалютных резервов регулятора. Сообщалось, что с конца 2008 года Нацбанк потратил шесть миллиардов долларов США "для обеспечения стабильности на валютном рынке и поддержания обменного курса в текущем диапазоне".

В феврале 2014 года в Казахстане было объявлено о третьей в истории страны девальвации тенге. Курс доллара к тенге вырос со 155,5 до 185 тенге. Она была интересна тем, что буквально через три дня после назначения Кайрата Келимбетова (занимал пост с октября 2013 по ноябрь 2015 года) Национальный Банк распространил пресс-релиз, в котором регулятор обещал сохранить проводимую денежно-кредитную политику. На протяжении всего октября и ноября этого же года финрегулятор обещал казахстанцам, что курс национальной валюты будет стабильным. В январе 2014 года Нацбанк распространил очередное сообщение о том, что причин для девальвации тенге нет. Правда, несмотря на эти заявления, 11 февраля 2014 года в Казахстане наступил "черный вторник": девальвация составила около 20 процентов. Как признался сам Келимбетов, он узнал о предстоящей девальвации тенге накануне - 10 февраля. Но уже на следующий день, 12 февраля, Келимбетов все-таки заявил, что к девальвации готовились полгода. А в апреле он заверил, что девальвация была проведена законно. Все последующие месяцы финрегулятору приходилось с завидной регулярностью опровергать слухи о следующей девальвации.
Но заявлениям Нацбанка большинство уже не верило, казахстанцы стали переводить тенговые вклады в валютные. С декабря 2014 года отдельные банкиры и бизнесмены поговаривали о необходимости проведения девальвации. 11 февраля 2015 года Келимбетов пообещал, что Нацбанк не допустит одномоментной девальвации, корректировка валюты будет осуществляться плавно. Уже к лету 2015 года в Казахстане обострились девальвационные ожидания. 15 июля 2015 года Нацбанк принял решение расширить коридор колебаний обменного курса тенге по отношению к доллару. Таким образом, коридор стал 170-198 тенге за один доллар.

Последняя девальвация произошла в августе 2015 года после объявления Нацбанком о введении свободного курса тенге. Перед реформой тогда ставилось несколько основных задач: стабилизировать инфляцию и перейти на рыночное курсообразование, которое будет определяться спросом и предложением. После корректировки обменного курса в августе 2015 года цены на импортные товары резко подскочили. Это привело к повышению внутренней инфляции, а также ожидаемо снизило покупательскую способность и реальные доходы населения. На сегодняшний день курс нацвалюты колеблется на уровне 330-342 тенге за доллар.

Неизбежная девальвация
По словам доктора делового администрирования Ерлана Ибрагима, за прошедшие 23 года казахстанская национальная валюта обесценилась почти в 75 раз. При этом он отметил, что если учитывать и пиковые значения начала текущего года, когда курс зашкаливал за 380 тенге за доллар, то тогда - более чем в 80 раз. Собеседник объясняет: избежать такой значительной девальвации было невозможно, если учитывать опыт других стран бывшего Советского Союза, большинство из которых имеют схожую картину. Тем не менее, по его мнению, у Казахстана была возможность добиться гораздо меньших показателей по обесценению национальной валюты. "Причин для девальвации за эти годы было множество. В первоначальный период - это, безусловно, становление экономики и выравнивание финансовой ситуации в стране. В период с 1997 по 1999 год - значительное снижение стоимости нефти. С 2002 почти по 2008 год наблюдалась ревальвация тенге, что было связано исключительно с резким ростом цен на нефть. И уже дальше процесс девальвации связан с падением цен на нефть, а здесь уже явное следствие ошибок и промахов, сделанных за годы независимости", - такой вывод сделал Ибрагим.

Подобную точку зрения разделяет и аналитик группы компаний Forex Club Валерий Полховский, который считает, что избежать девальвации в первое десятилетие независимости страны было практически невозможно. "Самое масштабное ослабление тенге произошло в первое десятилетие независимости - это был очень трудный период. Цены на нефть оставались не на высоком уровне, хозяйственные связи между республиками разорваны. Понятно, что и с наполнением бюджета были проблемы, приходилось включать печатный станок, а это инфляция и последующая девальвация. Избежать масштабного ослабления тенге в этот период было нереально", - подтвердил он.

Последняя девальвация, по словам Полховского, спровоцирована кризисом на рынке нефти. Он пояснил, что долгие годы стоимость нефти держалась на уровне 100 долларов за баррель, тенге в этих условиях, естественно, укреплялся. Когда цены на нефть обрушились на 50 процентов, нацвалюта должна была падать сразу. "Экономика страны получила серьезный шок, тенге должен был падать сразу, но Нацбанк запоздал, и, соответственно, в системе разогнались девальвационные ожидания. Погасить их уже без масштабного ослабления было сложно. Хотя, с другой стороны, посмотрите на российский рубль: тоже произошла девальвация валюты в два раза, даже несмотря на то, что она была проведена вовремя, одновременно с падением цен на нефть", - подчеркнул аналитик. По мнению Полховского, избежать этого ослабления тенге можно было только в том случае, если цены на нефть по-прежнему находились бы на уровне 100 долларов за баррель. Он добавил, что при падении российской валюты и неизменной казахстанской, тенге укрепился бы против рубля почти в два раза, а это в любом случае для экспортеров - шок, да и в целом для экономики Казахстана.
Фото: REUTERS
Спад цен на нефть в конце 2014 года показал, насколько важна диверсификация экономики. Темпы роста экономики сократились, начался кризис в промышленности. Положение усугубила монетарная политика: несмотря на обвал российского рубля в 2014 году, Казахстан еще почти девять месяцев пытался фиксировать курс, что привело к скачку инфляции. Экономист Тимур Абилкасымов причиной девальвации называет ряд факторов: и не развитый финансовый рынок, и денежно-кредитную политику Казахстана, и низкий уровень диверсификации экономики. Подтверждает тезис собеседника 2015 год, который стал показательным в плане зависимости национальной валюты от цен на нефть. "Зависимость экономики от цен является одним из главных показателей того, что экономика сильно подвержена экзогенным шокам и ее надо диверсифицировать. Для того, чтобы избежать столь сильной девальвации, Казахстану нужно было принять ряд решительных мер для развития реального сектора и снижения от нефтяной зависимости", - констатировал экономист.

Еще один экономист Саян Комбаров придерживается мнения, что причины постепенного обесценивания тенге возникли главным образом из-за ошибок управления и монетарной политики Нацбанка. "Нацбанк в первые годы существования тенге активно предоставлял кредитную ликвидность экономике, которая не имела достаточных доходов от производства и экспорта товаров и сырья. Денежная эмиссия в тенге шла на валютные спекуляции, покупку и перепродажу импортных товаров", - продолжил Комбаров. Он вспомнил, что кредиты выдавалась банками под высокие проценты, но при еще более высоком росте денежной массы и доходах, они все равно оправдывались.

"Предоставление ликвидности Нацбанком приводило к росту рискованных операций в погоне за прибылью и высокими бонусами, после чего многие банки лопались. Скорость и масштабы обесценения, неожиданность, с которой проводились девальвации тенге, без всяких компенсаций потерь вкладчиков, просто показывает отсутствие профессионализма в управлении экономикой и финансово-валютной системой государства", - убежден Комбаров, добавив, что всего этого можно избежать, ограничивая монетарную инфляцию, кредитуя бизнес и частный сектор за счет сбережений, развивая производства и вовлекая население в инвестирование. "Вместо этого в Казахстане делался упор на развитие банков, а фоновый рынок и производство не получили должного развития", - посетовал собеседник.
Помогла ли резкая девальвация тенге?
По мнению Абилкасымова, резкая девальвация тенге, а точнее свободное плавание курса национальной валюты, помогло выправить сальдо торгового баланса, а также снизить расходы резервов на поддержание курса тенге. Экономист считает, что это также помогло местным производителям конкурировать с импортируемыми товарами. "В 2009 и 2014 году произошли девальвации, но курс был фиксированным, что позволяло контролировать дефицит бюджета. Возможно, что на решение держать курс национальной валюты в валютном коридоре влияла денежно-кредитная политика Центрального банка России, где аналогично был фиксированный курс", - поясняет специалист.

Девальвация свою задачу решила, уверен Полховский. К примеру, она снизила давление на золотовалютные резервы. "При этом "повисла" конкурентоспособность экспорта и привела в надлежащее состояние платежный баланс. Это был необходимый, хоть и болезненный шаг. Да, страна получила всплеск инфляции, особенно по импортным товарам. Однако эта инфляция транзитная. Она быстро уляжется и ЦБ уже сможет смягчать денежно-кредитную политику, что выведет экономику на траекторию роста", - сказал аналитик.

Заместитель директора аналитического департамента компании "Альпари" Наталья Мильчакова назвала одним из главных преимуществ девальвации тенге в 2015 году рост ВВП Казахстана на 1,2 процента. Тем не менее девальвация привела к падению промышленного производства в том же 2015 году на 1,6 процента. Она считает, что проиграли в основном неэкспортирующие отрасли, ориентированные на внутренний рынок. По ее данным, сырьевые отрасли тоже оказались затронуты кризисом, а снижение спроса Китая и России на казахстанскую нефть только усугубило падение производства.

"Неудивительно, что многие специалисты засомневались в эффективности девальвации тенге. Кроме того, по прогнозам некоторых мировых рейтинговых агентств, экономический рост в Казахстане в течение ближайших пяти лет может замедлиться. Пока рано говорить, какой курс тенге к доллару является "справедливой стоимостью". По нашему мнению, "справедливым" можно будет считать такой обменный курс, начиная с которого тенге будет вести себя предсказуемо и не провоцировать дальнейших ожиданий обвала", - добавила аналитик.

По словам Комбарова, девальвация Казахстану не помогла, однако она стала неизбежной из-за сокращения валютных поступлений в экономику. "Девальвацию провели, чтобы сэкономить средства Нацфонда. Более высокий курс доллара осложняет модернизацию промышленности, обновление производственных фондов и реализацию проектов, в которых высока доля импортного оборудования. Государство не только не может сократить затраты на содержание государственных служащих и нацкомпаний, социальной сферы, а вынуждено больше занимать за рубежом. Вопрос источников возврата внешних займов остается открытым. Надеюсь, его не будут решать за счет налогоплательщиков", - отметил экономист.

Впрочем, Комбаров напоминает, что в прошлом Нацбанк пытался проводить две взаимоисключающие политики: поддерживать фиксированный курс тенге и проводить активную монетарную политику кредитования за счет инфляции. "Рост денежной массы, то есть монетарная инфляция на фоне сокращения валютных резервов, привел к тому, что курс фиксированный оказался завышенным и приводил к давлению на резервы Нацбанка. С другой стороны, фиксированный курс доллара более прогнозируем и удобен. Даже сейчас раздаются призывы к возврату к фиксированному курсу. Но если такой курс будет сопровождаться ослаблением монетарной политики, то валютные резервы опять начнут "таять", - констатирует эксперт.
Дедолларизации пока не будет
В декабре 2014 года правительство РК и Национальный Банк объявили о начале дедолларизации и мерах по укреплению национальной валюты. Акцент делался на двух моментах: привлечении средств населения в тенговые депозиты, а также снижении доли сделок купли-продажи в иностранных валютах. Обещание было выполнено: Нацбанк РК в конце октября сообщил, что покупка населением наличных долларов в Казахстане в январе-сентябре 2016 года была минимальной за последние 15 лет. По мнению финрегулятора, все это свидетельствует о снизившейся потребности населения в наличных долларах. Правда некоторые эксперты не соглашаются с официальными доводами регулятора, поясняя, что после текущих расходов у людей не остается денег, чтобы вложить свои сбережения в доллары или на будущий летний отдых, поэтому такое поведение казахстанцев никак не связано с политикой дедолларизации.

По словам Ибрагима, говорить о реальной дедолларизации и о доверии к тенге в текущих условиях не имеет смысла. "Население не такое наивное, все прекрасно понимают, что делать долгосрочные накопления в тенге опасно. Если даже брать ситуацию последних месяцев: на фоне роста цен на нефть тенге вроде начал укрепляться, и как только котировки развернулись, нацвалюта вновь начала падать. И доверие к тенге формируется не от курса тенге к доллару, а от прочности экономики", - добавил собеседник, подчеркнув, что восстановление роста в экономике, зафиксированное по итогам девяти месяцев текущего года (0,4 процента), пока не дает поводов для оптимизма. Экономист говорит, что основной показатель, а именно промышленное производство, до сих пор демонстрирует спад.

Полховский считает, что доверие к нацвалюте формирует не курс, а уровень инфляции. Другими словами, по его мнению, если инфляция будет невысокой и под контролем, то доверие к тенге восстановится. "Особенно, если при этом экономика будет сбалансирована и будет постепенно возвращаться к устойчивому росту, обусловленному теперь не только ростом цен на нефть. То есть доверие к тенге возрастет сильно, если экономика повысит свою конкурентоспособность относительно внешнего сектора", - пришел к такому заключению собеседник.

Другого мнения придерживается Абилкасымов. Он считает, что доверие населения к национальной валюте немного растет, и это видно по объемам вкладов. Так, например, объем вкладов в иностранной валюте сократился с 69,9 процента в январе до 58,3 процента в сентябре текущего года. Похожая ситуация наблюдается и с вкладами физических лиц. Вклады населения в иностранной валюте сократились с 80,1 процента до 66,6 процента за аналогичный период. По мнению Абилкасымова, это говорит о некотором возвращении доверия, однако всего этого недостаточно. Тем не менее, говорить о доверии можно будет тогда, когда большая часть населения начнет хранить вклады в тенге, убежден экономист. В свою очередь, Мильчакова также не исключает, что сейчас курс тенге достаточно близок к равновесному, так как, по данным Национального Банка Казахстана, в сентябре резко упал спрос населения на наличные доллары и евро, и это несмотря на сезон отпусков. Собеседница приходит к мнению, что потенциал для восстановления доверия к тенге есть, но реализуется он не быстро, а только когда население ощутит постепенное восстановление прежнего, докризисного уровня жизни.

Как полагает Комбаров, полная дедолларизация невозможна, поскольку доллар является мировой резервной валютой, в которой номинированы цены на большинство мировых товаров и услуг. "Тенге - национальная валюта сбережения, платежа и учета. Для обеспечения стабильности тенге необходимо прекратить монетарную инфляцию, вмешательство Нацбанка в формирование ставки кредитования. Но именно предоставление ликвидности в виде инфляции при обеспечении стабильности цен является его мандатом. Стабильны должны быть не цены, которые меняются в зависимости от спроса и предложения товаров, а валюта. При этом политические решения и корпоративные интересы, например, необходимость оказать помощь бюджету, крупной национальной корпорации или банку, превалируют над соображениями справедливости, верховенства закона и законами рынка. Такая политика не только подрывает доверие, но и приводит к нарушению экономических и социальных основ общества", - прокомментировал экономист.

Непредсказуемое будущее тенге
Полховский уверен, что тенге сейчас очень прочно привязан к доллару. Он пояснил, что обе валюты даже годовые максимумы и минимумы показывают почти одновременно. Собеседник прогнозирует, что при удачном раскладе в 2017 году нефть марки Brent дойдет до уровня 50-60 долларов за баррель, а тенге в свою очередь будет колебаться около 330 (плюс/минус пять тенге). В том случае если странам - членам ОПЕК не удаться сократить добычу и сбалансировать предложение, нефть будет торговаться на уровне 40-50 долларов за баррель, нацвалюта - около 340 тенге за доллар (плюс/минус пять тенге).

Ибрагиму сложно делать прогнозы на будущее. Он не сомневается, что курс тенге будет напрямую зависеть от дел на нефтяном рынке, а здесь ситуация еще более непредсказуемая. Экономист напомнил, что если в начале осени котировки на нефть росли, то буквально в течение первой недели ноября цена на Brent упала значительно, что моментально отразилось на курсе тенге. Эксперт не думает, что цена на нефть будет в среднем выше 50 долларов за баррель, даже такая стоимость не обеспечивает стабильности курса. "Скорее всего, ближайший год мы продолжим наблюдать обесценение национальной валюты. Сейчас вопрос в том, какими темпами. Если нынешнему главе правительства удастся начать структурные изменения в экономике, то темпы могут быть ниже, если же ситуацию переломить не удастся, то может быть курс и можно будет некоторое время удерживать за счет Национального Банка, но это не продолжится длительное время", - резюмировал экономист.

По мнению Комбарова, курс тенге будет зависеть от цен на основные экспортные товары Казахстана, от способности государства сбалансировать бюджет, от эффективности затрат бюджета и государственного квазисектора, от монетарной политики мировых центробанков, например, от стоимости внешнего заимствования и способности обслуживать внешний долг.

Подготовила Василина Атоянц
Made on
Tilda